HAVE ANY QUESTIONS? CLICK HERE
Пн-Птн: 8:30 - 16:18
Экстренная помощь - КРУГЛОСУТОЧНО
+7-499-254-40-01 +7-499-254-90-93
Телефон
123001, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д.15. крп.3

Новости

Хирургия глотки, пищевода и желудка у детей

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Сотрудники отделения являются признанными лидерами в этой области в нашей стране и за рубежом. Cамый большой в мире опыт по реконструкции пищевода при атрезии, рубцовых стенозах и ожогах пищевода. Только за последние 10 лет выполнено 250 пластик пищевода толстой кишкой, желудком и др. Имеются собственные разработки во всех направлениях, например: лечение ожогов пищевода (бужирование по струне), уникальные операции пластика глотки свободным сегментом кишки при стенозах глотки, пластика пищевода при атрезии и рубцовых сужениях.

Пластика пищевода и глотки

А – рентгенограмма у пациента с рубцовым стенозом шейного отдела пищевода.
Б – схема операции реконструкции шейного отдела пищевода сегментом тонкой кишки на сосудистой ножке.
В – Рентгенограмма того же больного после пластики шейного отдела пищевода.
Г - наши пациенты после пластики пищевода толстой кишкой.

4.png
Пластика пищевода при непроходимости пищевода и глотки, по методу, разработанному в клинике

Мы всегда стремимся сохранить ребенку его собственный пищевод. Однако в некоторых случаях необходима пластика пищевода, где сотрудники отделения имеют самый большой в мире опыт. Наилучшие результаты при восстановлении пищевода получены при использовании для замещения пищевода толстой кишки. Нами разработан антирефлюксный анастомоз при пластике пищевода толстой кишкой. При необходимости выполняется так же пластика пищевода желудком или тонкой кишкой.



Антирефлюксный анастомоз трансплантата с желудком при пластике пищевода толстой кишкой, разработанный в отделении

Желудочно-пищеводный рефлюкс
Самый большой в нашей стране опыт операций при желудочно-пищеводном рефлюксе - лапароскопической фундопликации. Только за последние 10 лет выполнено более 400 лапароскопических фундопликаций детям в возрасте с первых дней жизни до 18 лет. Мы также выполняем лапароскопические повторные операции по поводу желудочно-пищеводного рефлюкса, в том числе после открытых (стандартных) операций.
А - эндоинструменты, используемые при лапароскопической фундопликации у детей раннего возраста введены в брюшную полость.
Б – Наиболее достоверный диагностический метод при желудочно-пищеводном рефлюксе – суточный рН-мониторинг.
В, Г – внешний вид пациентов в первые сутки и через 6 месяцев после лапароскопической фундопликации.
Д – внешний вид больного, перенесшего традиционную открытую антирефлюксную операцию, в 1–ые сутки после лапароскопической фундопликации
Ахалазия пищевода
Разработаны и применяются лапароскопические операции при ахалазии пищевода. Лапароскопические операции при ахалазии пищевода у детей в настоящее время единственный метод, радикально излечивающий детей от этого заболевания.
 
Лапароскопические операции при ахалазии:
А – Рентгеноскопия пищевода с контрастом и компьютерная томография при ахалазии пищевода.
Б – Расположение троакаров при операции по поводу ахалазии пищевода.
В - эндоинструменты, используемые при лапароскопической операции у детей раннего возраста.
В нашем отделении впервые в России были выполнены торакоскопические операции при атрезии пищевода, лапароскопические резекции желудка и лапароскопическая гастростомия, а также многочисленные операции по поводу других пороков развития пищевода.


А - Схема атрезии пищевода с трахеопищеводным свищом.
Б - Ребенок после торакоскопической операции по поводу атрезии пищевода

Основным клиническим проявлением КСЧС является боль в животе, наблюдаемая у 100% больных. Наиболее часто возникновение или усиление боли связано с приемом пищи. Эквивалентом болевых ощущений считаются чувство тяжести и распирания в надчревной области. Помимо этих жалоб у пациентов с КСЧС могут наблюдаться отрыжка, изжога, тошнота, рвота и дисфункция кишечника. Важным объективным симптомом при КСЧС, является болезненность при пальпации живота и систолический шум в эпигастральной области.

Выполнение мультиспиральной компьютерной томографии (МСКТ) с 3D реконструкцией, ультразвукового исследования (УЗИ) в режиме импульсно-волнового допплера и ангиографии позволяет выявить КСЧС и определить показания к хирургическому лечению [6].

На ранних этапах заболевания неспецифичность клинической картины зачастую приводит к тому, что пациентов долгое время обследуют у различных специалистов по поводу патологии органов брюшной полости. В процессе исключения патологии органов брюшной полости зачастую выполняется целый ряд исследований, включающий ФЭГДС, исследование моторики ЖКТ, КТ брюшной полости, диагностическая лапароскопия/лапаротомия без установления диагноза. В некоторых исследованиях авторы публикуют данные о наличии психических расстройств в 10-15% наблюдений [16, 17].

Подтверждение диагноза КСЧС лучевыми методами диагностики является обязательным. Золотым стандартом в диагностике синдрома считалась аорто-артериография с выполнением аортограмм в боковой проекции до внедрения КТ-ангиографии, 3D реконструкции и МР-ангиографии. При ангиографии и селективной артериографии в боковой проекции оценивается изображение деформации ЧС, вызванной срединной дугообразной связкой. А также определяются постстенотическое расширение, наличие коллатерального кровоснабжения и аневризмы панкреатодуоденальной артерии [18, 19]. При этом оценивается проходимость верхней брыжеечной артерии и почечных артерий.

При УЗИ для диагностики стеноза ЧС многие авторы используют критерии, предложенные Moneta G. L. и соавторами в 1991г. Согласно их данным, повышение пиковой систолической скорости кровотока в чревном стволе выше 200 см/сек, свидетельствует о стенозе 70% и выше, с чувствительностью 75% и специфичностью 89%. Признаками гемодинамически значимого стеноза считаются: снижение пиковой систолической скорости, индексов периферического сопротивления и удлинения времени акселерации (постстенотическая кривая типа «parvus tardus») в селезеночной артерии [20].

Показания к оперативному лечению обычно выставляются при наличии симптомов абдоминальной ишемии, доказанной критической компрессии ЧС и неэффективности консервативной терапии. При выраженной клинической картине и критическом стенозе ЧС, показания к операции должны выставляться сразу же, поскольку консервативное лечение дает нестойкий результат.

В настоящее время известен целый ряд вмешательств для коррекции КСЧС. Способы хирургического лечения при абдоминальной ишемии делятся на паллиативные, декомпрессионные и реконструктивные [22]. Декомпрессионные операции, т.е. направленные на рассечение или удаление различных врожденных или приобретенных компрессионных факторов (резекция связки или ножек диафрагмы, удаление опухоли, аневризмы и т.д.) являются наиболее частыми, составляя до 55% от числа операций, выполняемых по поводу хронической ишемии органов пищеварения [23]. Для декомпрессии чревного ствола существуют два оперативных доступа: верхняя срединная лапаротомия и левосторонняя торакофренолюмботомия. Однако, эти доступы являются травматичными и в ряде случаев травматичность доступа превышает объем операции – рассечение дугообразной связки и освобождение устья чревного ствола. В последние годы в литературе появились сообщения об успешном применении лапароскопической техники для декомпрессии ЧС и робот-ассистированных операций. Лапарскоспические вмешательства выполняются с 2000 года и многочисленные публикации говорят об уменьшении травматичности операций, уменьшении сроков госпитализации и более быстрого восстановления в послеоперационном периоде [24 - 30]. Однако, если после разделения структурных элементов диафрагмы и/или периартериальных нервных тканей, вовлеченных в процесс, стенозированный ЧС не восстанавливается до нормального калибра и остается значимый градиент давления в месте стеноза, требуется реконструкция этого сегмента. Возможны три варианта реконструкции висцеральных ветвей брюшной части аорты: 1) восстановление антеградного кровотока путем тромбэндартерэктомии, резекции артерии с реплантацией в аорту или протезирования артерии аутотрансплантатом или синтетическим протезом; 2) создание обходных шунтирующих путей притока; 3) операция переключения (аортовисцеральные и артериовисцеральные анастомозы) [22].

Различные эндоваскулярные процедуры и ангиопластика с или без стентирования ЧС оцениваются как противоречивые и, в совокупности с отсутствием значительного количества наблюдений и отдаленных результатов, не позволяют рассматривать этот метод в качестве выбора [31].

Сложной является проблема рецидива заболевания. Дуплексное сканирование в сочетании с МСКТ успешно позволяет решить вопрос верификации стеноза, однако, выявление причины рестеноза и выбор лечебной тактики не столь очевидны. Эндоваскулярное лечение может рассматриваться как эффективный и безопасный метод при рестенозах ЧС после декомпрессии и даже аллопротезирования.

Сочетание клинических проявлений, в первую очередь абдоминальной ишемии, и подтвержденного стеноза ЧС является показанием к оперативному лечению. Хотя лапароскопический метод является оптимальным при декомпрессии ЧС, выбор метода вмешательства – открытой, лапароскопической или эндоваскулярной операции зависит от целого ряда обстоятельств и на сегодняшний день должен рассматриваться индивидуально.

logo_fut.png
Если у Вас останутся вопросы , свяжитесь с нами по телефону или электронной почте

123001, г. Москва,
ул. Садовая-Кудринская, д. 15
корпус 3Б

+7-499-254-40-01
+7-499-254-90-93

1595105@mail.ru

Search